Пресс-центр

Нужна ли Украине ядерная энергетика

Размер шрифта

Сбросить
29.03.2018

И если да, то что придется сделать для ее сохранения

 

Атомной электроэнергии в нашей стране много, и она самая дешевая. Видимо, этот факт понравился составителям Энергетической стратегии Украины на период до 2035 года, и они решили: пусть так будет всегда. По крайней мере, в ближайшие десятилетия. Однако эксплуатационный ресурс АЭС не вечен, и он исчерпывается. А вместе с ним уходит в прошлое и эпоха дешевого «мирного атома». Чтобы сохранить АЭС, придется раскошелиться не только на газ, но и на более высокотехнологичную ядерную отрасль.

19 марта в ходе круглого стола «Роль электроэнергетики в усилении энергетической безопасности Украины» в Верховной Раде всплыла «ядерная» тема.  На фоне бурной эйфории по поводу возобновляемой генерации, а также новейших отраслевых технологий, которые «стремительно дешевеют», эксперты вдруг вспомнили, что в стране еще есть генерация традиционная. Речь, в частности, зашла о том, что дальше делать с атомной генерацией? Ответа на этот вопрос пока не нашел никто.

Зато профессионалы хорошо знают, что если до 2030 г. в Украине не будет построено ни одного атомного энергоблока, ядерные мощности в стране начнут сокращаться. Речь, в первую очередь, идет выводе из эксплуатации самого старого энергоблока №1 Ривненской АЭС мощностью 440 МВт, которому в 2010 г. ГИЯРУ (Госинспекция ядерного регулирования) выдала лицензию на продление срока эксплуатации на 20 сверхпроектных лет.

В 2030 году этот срок заканчивается – и реактор остановят. С этого момента для отечественной ядерной энергетики наступает переломный момент: либо она продолжит развиваться и запускать в строй новые мощности вместо выводимых, либо просто исчезнет. В 2031 году отправят на заслуженный отдых второй блок РАЭС, такой же мощности, как и первый. Затем придет черед энергоблоков «тысячников».

В период с 2030-го по 2040 год Украине придется остановить 12 из 15 ныне действующих реакторов – у всех из них закончится 30-летний проектный и 20-летний сверхпроектный сроки эксплуатации. Это почти 11 ГВт атомных мощностей из ныне действующих 13,8 ГВт.

После 2040-го года в работе останутся только два относительно новых энергоблока №4 Хмельницкой и №4 Ривненской АЭС, а также №6 Запорожской АЭС, который был введен в строй в 1996 г.

Слухи о смерти мирного атома преувеличены. Можно предположить, что разработчики Энергетической стратегии Украины на период до 2035 года являлись консерваторами. А возможно, сказалось ядерное лобби, поскольку документ предусматривает сохранение доли АЭС в общей выработке электроэнергии к 2035 году на нынешнем уровне – более 50%. И это при условии ожидаемого, после 2020 года, ежегодного роста потребления электричества на 2%. Значит, выдавать электричества в сеть атомщикам придется больше: вместо нынешних 85 порядка 95-100 млрд киловатт-часов в год.

Следует отметить, что планы Киева по развитию «мирного атома», несмотря на их резкое неприятие со стороны «зеленого лобби», вполне согласуются с мировыми тенденциями. Согласно прогнозам Международного энергетического агентства, рост ядерных мощностей в период с 2015-го по 2040 гг. может составить 25%, при этом доля АЭС в общемировом балансе выработки электричества возрастет с 11% до 14%.

По данным МАГАТЭ, на сегодня в 15 странах мира на разных стадиях строительства находятся 56 ядерных реакторов при общей численности мирового атомного парка 449 единиц. 

И хотя основным трендом на мировой энергетической карте в ближайшие 20 лет будет оставаться ускоренное развитие возобновляемой энергетики, слухи о скорой и неминуемой смерти АЭС являются преувеличенными.

Это означает, что атомный выбор разработчиков национальной энергетической стратегии вполне может оказаться оправданным. Однако при условии одного «но»: если атомщики найдут деньги на сооружение новых ядерных энергоблоков.

«Энергоатом» приступает к программе замещения мощностей. Безусловно, НАЭК «Энергоатом» в краткосрочной перспективе имеет резервы для увеличения выработки тока даже на базе существующих мощностей. В частности, по словам первого вице-президента – технического директора НАЭК «Энергоатом» Александра Шавлакова, в этом году ожидается введение в эксплуатацию линии электропередач ЛЭП 750 кВ «Запорожская АЭС – Каховская», что позволит снять проблему «запертой мощности» на ЗАЭС. Это плюс 700 МВт в энергосистему.

Кроме того, ведутся работы по улучшению охлаждающей способности пруда-водохранилища на Южно-Украинской АЭС, которая в летние месяцы может работать только двумя блоками вместо трех. Все это, безусловно, позволит НАЭКу повысить КИУМ (коэффициент использования установленной мощности). Однако совершенно очевидно, что без сооружения новых реакторов украинские АЭС выполнять стратегические планы не смогут. Сохранять текущий уровень выработки на действующих реакторах возможно только до 2030 года.

Однако уже к 2035 году в проектном сроке эксплуатации останется только два блока, а в сверхпроектном – 4. К тому времени, помимо вывода двух блоков по 440 МВт на РАЭС, могут быть остановлены еще семь «тысячников».

По мнению Александра Шавлакова, проектирование новых ядерных блоков нужно начинать не позже 2021 года, а их строительство – в 2024-25 гг. Это предельные сроки, если учесть, что на предпроектные, проектные, строительно-монтажные и пуско-наладочные работы при сооружении атомного реактора необходимо в среднем 10 лет.

Еще более жесткие сроки называет председатель правления ОАО «КИ «Энергопроект» Юрий Малахов, который считает, что в современных условиях срок строительства блока составляет в общей сложности 15 лет.

Как сообщила на своей Facebook-странице «Атомна енергетика України» со ссылкой на николаевские СМИ, об этом Малахов заявил на прошлой неделе в ходе рабочего совещания на Южно-Украинской АЭС. На этом совещании, в частности, рассматривалась дорожная карта строительства замещающих мощностей в НАЭК. По словам руководителя «Энергопроекта», если работам дать старт в 2018 году, то новый блок на ЮУАЭС будет введен в эксплуатацию к 2033 году. Однако для начала нужно определиться еще и с выбором типа реактора. Им по определению не может быть технология госкорпорации «Росатом». Как по политическим причинам, так и в силу потребности в энергетической диверсификации.

Южно-Украинская АЭС для сооружения нового реактора №4 была выбрана не случайно. Именно площадка ЮУАЭС, помимо ХАЭС, является приоритетной для старта программы замещения мощностей «Энергоатома».  

Одним словом, если Киев намерен продолжить развивать атомную энергетику, начинать нужно уже сегодня. Завтра будет поздно. И начинать необходимо, в том числе, с разработки национальной программы развития ядерного энергопромышленного комплекса. Отрасль, которая производит более половины электроэнергии в стране, такой программы заслуживает.

Как сохранить ядерно-энергетический статус? Однако, чтобы приступить к реальному сооружению новых АЭС, ни отраслевой программы, ни наличия политической воли на государственном уровне окажется недостаточно. Как уже упоминалось, основной проблемой является поиск инвестиций. Где взять деньги на строительство? Какие инвестиционные фонды возможно привлечь и под какие тарифные возможности потребителя?

На сегодня организация финансирования строительства новых АЭС в Украине представляется задачей трудно выполнимой. А то и вовсе малореалистичной. Особенно, если учесть, что ориентировочная стоимость сооружения того же нового блока AP 1000 компании Westinghouse может составить порядка $5 млрд.

По состоянию на 2018 год вряд ли в мире найдется здравомыслящий инвестор, который согласится вкладывать миллиардные средства в ядерную энергетику в Украине. На сегодняшний день трудности с организацией финансирования ядерных объектов испытывают даже такие страны, как США, Англия или Финляндия.

Безусловно, с точки зрения высокой капиталоемкости, а также длительности инвестиционного цикла, атомная энергетика в постфукусимский период является для бизнеса одним из наименее привлекательных видов генерации. Сказывается и активное противодействие ядерным проектам со стороны общественного мнения, с которым в странах либеральной демократии считаются.

Однако нельзя забывать и о безусловных преимуществах «мирного атома». АЭС являются источниками концентрированной энергии большой мощности, работают в стабильном базовом режиме, не загрязняют атмосферу вредными выбросами, а также располагают наиболее высоким КИУМ, который доходит до 100%. Плюс топливная составляющая на атомных станциях в разы ниже, чем на тепловых. А еще наукоемкие ядерные технологии могут использоваться, помимо генерации, в медицине, промышленности, сельском хозяйстве и других сферах жизнедеятельности.

И если найти средства для сооружения такого капиталоемкого и долгоокупаемого объекта, как ядерный энергоблок, в хозяйстве он уж точно не помешает.

Однозначных универсальных решений, как привлечь инвестиции в АЭС, на мировом рынке не существует. Наиболее вероятно, что Киеву вместе с будущими партнерами придется находить свои комбинированные варианты привлечения необходимых средств.  

Кто и сколько заплатит? Нельзя забывать в этой связи и о том, что тариф на атомную электроэнергию в Украине является одним из наиболее низких в мире и составляет на сегодня 54,5 копейки за 1 киловатт-час при цене тепловой генерации в марте 1,96 грн/кВт-ч. Нетрудно подсчитать, что рост цены атомного киловатт-часа в условиях конкурентного рынка даже на одну треть – до 3 американских центов, – уже способен обеспечить строительство двух новых ядерных блоков на протяжении 10 лет. А еще возможно действительно удастся наладить сооружение ХАЭС-3 под экспортный контракт. Верится с трудом, но теоретически возможно.

Безусловно, найдется немало экспертов, которые назовут атомные планы Энергетической стратегии завышенными и малореалистичными. Хотя бы с точки зрения ограниченной покупательной способности отечественных потребителей. Найдутся и такие специалисты, которые скажут, что ядерная генерация в Украине больше развиваться вообще не будет.

Однако если учесть факт ценового перекоса в стране между ТЭС и АЭС в четыре раза, а также перспективу выравнивания ценового диспаритета между электростанциями в будущем энергорынке, можно допустить и третий сценарий: статус развитой ядерно-энергетической державы Киеву удастся сохранить.

Олег Кильницкий, mind.ua